Голосование

Хотели бы вы пойти с нами в поход?
 

 

Яндекс.Погода
Главная Наши работы Ошворская трагедия
Индекс материала
Ошворская трагедия
Предпосылки
Ошворская драма
Жертвы Ошворской драмы
Увековечивание памяти
Выводы
Список литературы
Приложение №1
Приложение №2
Приложение №3
Приложение №4
Приложение №5
Приложение №6
Приложение №7
Приложение №8
Приложение №9
Приложение №10
Приложение №11
Приложение №12
Приложение №13
Все страницы

Ошворская трагедия

22 августа 1921 года Президиум Всероссийского Центрального Исполнительного Комитета принял декрет об образовании в составе РСФСР автономной области Коми. Благодаря этому документу коми народ, длительное время разобщённый в административно-территориальном отношении, впервые в своей истории получил возможность воссоединения в рамках национального образования с единым центральным управлением.

2016 год был ознаменован 95 – летним юбилеем Республики Коми. Именно в этом году мы, молодые жители Заполярной Воркуты, узнали об интересных исторических фактах, которые подвигли нас к исследованию событий, произошедших 95 лет назад.

Известно, что в каждом городе нашего северного края есть исторические места, связанные с трагическими событиями. Но в Воркуте их особенно много, поэтому ее история постоянно привлекает внимание исследователей и краеведов, которые с большим интересом изучают историю освоения каменноугольного бассейна за Полярным кругом, огромные трудности, связанные с добычей «черного золота», возведением шахт и строительством железнодорожной магистрали. Тем более что промышленное освоение Заполярья, богатого природными ресурсами, проводилось исправительно-трудовыми лагерями НКВД.

Но оказывается, что в историю нашего города «вписаны» еще не все страницы, многие из них остаются неизвестными до сих пор. Почему? Дело в том, что истоки событий, о которых узнали мы в ходе исследовательской работы, берут начало в 20-х годах прошлого столетия. Именно тогда, в тяжелые времена гражданской войны, задолго до открытия каменноугольного бассейна, в заполярной деревне Ошвор произошли трагические события, о которых неизвестно многим жителям Воркуты, особенно молодежи.

Актуальность и проблема исследования заключается в том, что, во- первых, год 95-летнего юбилея Республики Коми совпал с одной из самых жестоких страниц гражданской войны и о ней горожане практически не знают (по результатам устного опроса горожан, студентов Воркутинского горно-экономического колледжа). Во-вторых, место памяти - обелиск «Братская могила 70 красноармейцев, погибших в борьбе с белогвардейцами» - жертв братоубийственной войны окончательно разрушается. Без вмешательства республиканских, городских властей и общественных организаций с проблемой сохранения исторического памятника нам не справиться, так как обелиск на берегу реки Уса относится к Памятникам истории и культуры, расположенных на территории Воркуты, находящихся в «Реестре объектов культурного наследия Республики Коми, принятых на государственную охрану».

Предмет исследования: Гражданская война и события в деревне Ошвор.

Объект исследования: обелиск «Братская могила 70 красноармейцев, погибших в борьбе с белогвардейцами».

Целью данной работы стало: исследование трагических событий гражданской войны 95-летней давности для сохранения исторической памяти.

Задачи исследования:
- провести полевые исследования, побывать на месте нахождения памятников: обелиска «Братская могила 70 красноармейцев, погибших в борьбе с белогвардейцами» и обелиска, увенчанного горельефом красноармейца в буденовке на самом железнодорожном разъезде Ошвор;
- изучить литературу по теме исследования, публикации в СМИ;
- обобщить полученные материалы, обозначить проблему сохранения памяти.

Методы исследования: сбор, обработка и анализ исторического материала, в том числе полученного в процессе полевых исследований.

Впервые мы услышали о событиях гражданской войны в Воркутинском районе от друзей из соседней 14-й школы в 2012 году, после их краеведческой экспедиции. Немного позавидовали юным краеведам – увлеченные историей родного края, они много путешествуют, занимаются туризмом. (Приложение 2)

От них мы узнали, что до 30-ых годов ХХ столетия, до момента открытия Воркутского угольного месторождения, в Большеземельской тундре, в районе рек Уса и Воркута, существовало несколько населенных пунктов - деревни Елец, Никита, Тит и Ошвор.

Позже выяснили: деревня Ошвор располагалась в 50-ти километрах к северу от поселка Сивомаскинский и в 80-ти километрах от будущего города Воркуты. В исторических исследованиях выселок Ош-Вор упомянут еще в подворно-экономическом исследовании 1904 года. Тогда в нем имелось 2 двора. В 1920 году насчитывалось уже 6 дворов, 40 жителей (20 мужчин и 20 женщин). В 1926 году оставалось 4 двора, в которых проживали 31 человек. В списке населенных пунктов 1926 года деревня Ошвор относится к Верхнеусинской волости; в списке населенных пунктов 1930 года деревня Ош-Вор входит в Абезьский сельский совет, здесь имелось агентство Госторга. В переписи 1939 года в деревне Ошвор Абезьского сельского совета зафиксированы 15 жителей, из которых - 8 мужчин и 7 женщин. В списке населенных пунктов 1956 года деревня Ошвор Хановейского поселкового совета. 20.12.1974 года деревня Ошвор исключена из учетных данных. (Приложение 1)

Позже, проезжая Ошвор по пути в отпуск, обратили внимание на обелиск у станции (Приложение 3) и решили подробно изучить его историю. Провели опрос знакомых и студентов о событиях гражданской войны, в частности, в Воркутинском районе. Следующим шагом в исследовании стала работа в архиве, поиски материалов о восстании в Интернет-ресурсах. Эта работа все более затягивала нас. И вот, наконец, радостная весть: наш руководитель, Ирина Владимировна Витман, предложила нам съездить на Ошвор (Приложение 4). Ну а дальше было делом чести обобщить полученные сведения, материалы и документы. А сейчас мы хотим представить на Ваш суд результаты нашей работы.


Предпосылки

Трагедия в деревне Ошвор стала следствием сильнейших потрясений, охвативших в начале 20-х годов практически всю территорию России. В начале 1921 года антисоветские, антибольшевистские восстания и волнения вспыхнули на Украине, Тамбовщине, в Поволжье, Сибири, Кронштадте...

Недовольство было вызвано политикой пришедшей к власти партии, перегибами в продразверстке, когда у крестьян изымались излишки, а часто и последние горсти зерна. Причиной массовых волнений послужила и экономическая разруха в целом, связанная с последствиями междоусобной Гражданской войны (Приложение 5).

В Западной Сибири центром массовых выступлений стала Тюменская губерния, соседняя с Коми краем. Здесь у населения были изъяты десятки миллионов пудов хлеба.

Если к началу 1921 года выполнение плана продразверстки по сибирским губерниям в среднем составляли 30 процентов, то в Тюменской губернии оно превышало стопроцентный рубеж. Это объяснялось тем, что здешнее население было более зажиточным, около 14 процентов крестьянских хозяйств владели десятинами посевных площадей, держали по пять лошадей и коров.

«Первопричиной крестьянского бунта явились действия властей по отношению к крестьянам. Они - абсолютное большинство населения. А тут - продразверстка. Отряды ЧОН с помощью штыков и под дулами пулеметов изымают последние зерна пшеницы, ржи, картофеля из крестьянских запасов. У крестьян - семьи, дети. Перспектива голодной смерти для них превращалась в реальность. Выскребая последние остатки зерна, комбедовцы обрекали на голодное существование тысячи людей и лишали всякой надежды на будущий урожай. Любое сопротивление со стороны хозяев пресекалось силой оружия, представители «новой власти» не останавливались даже перед расстрелами. Плюс злоупотребления своими служебными полномочиями со стороны «вождей» разного калибра…»

Здесь же, в Сибири, осели многие из перешедших на сторону советской власти солдат и офицеров разбитой армии адмирала А.Колчака – примерно 40 тысяч человек. К слову, именно попытка колчаковской администрации навязать в годы гражданской войны свою экономическую политику в этих краях и предопределила ее крах. На те же самые «грабли» после победы в только что завершившейся войне наступили и большевики.

Западно-Сибирское восстание началось в конце января 1921 года. Уже через две недели оно охватило все уезды Тюменской губернии. Восставшие объединялись в повстанческие отряды, имевшие громкие названия: Ишимская народная армия, Мужицкая армия Ялуторвского уезда, Курганская освободительная дивизия, Тобольская народная армия... Кроме добровольцев они включали в свои ряды и мобилизованных, зачастую насильно, крестьян, горожан. Основным лозунгом восставшие провозгласили: «Советы – без коммунистов!».

Так, например, в воззвании Тобольского штаба повстанцев к жителям Сибири можно прочитать: «Мы добиваемся настоящей Советской власти, а не власти коммунистической. Мы хотим, чтобы всем свободно дышалось, чтобы все могли свободно жить, чтобы каждый мог исполнять свободно ту работу, какую он хочет, чтобы каждый мог свободно распоряжаться своим имуществом, чтобы никто не имел права отбирать то, что нажито тяжелым трудом».

Восставшие расправлялись с коммунистами, комсомольцами и советскими активистами. 1 апреля 1921 года они освободили Обдорск (ныне Салехард) от власти ревкома, а 4 апреля последний отряд красноармейцев покинул город.

«…вступив в Обдорск, бандиты немедленно принялись устанавливать свои порядки. Был проведен набор «добровольцев». Из местных и приезжих солдат–фронтовиков был сформирован «отряд особого назначения» человек в сто. Их хорошо одели, вооружили, готовя в погоню за нашими отрядами. В отряд влились братья Коневы /Нерьяки/ и другие уцелевшие Обдорские мятежники».

Часть красноармейцев и беженцев ушла на полуостров Ямал, а два отряда, в обозе которых находились беженцы с детьми и два госпиталя с сотней раненых, отступили к Уралу и начали переход через хребет. Командовали отрядами М.В. Хорохорин и П.И. Сосунов. Через шесть дней головная колонна достигла деревни Елец на реке Уса. Оттепель затрудняла продвижение, но по льду Усы отряды и обозы дошли до Усть-Воркуты и двинулись на юг, размещаясь в селениях на отдых. Штаб и главные силы отряда разместились в селе Петрунь.


Ошворская драма

В архивных источниках 20-х годов, находящихся в хранилищах нашей республики, удалось отыскать единственное упоминание об Ошворской трагедии. В протоколе секретного заседания президиума Печорского уездного комитета РКП(б) и уездного исполкома от 26 мая 1921 года зафиксировано: «Обдорский транспорт перебит, разграблен, перебита полурота сибиряков». Предельно лаконично об этом нерядовом событии сказано и в энциклопедическом справочнике «Связь времен», изданном в нашей республике уже в наши дни, в 2000 году: «Салехардские мятежники уничтожили красноармейскую заставу в Ошворе». Вот и все сведения.

События развивались так. Отряд М.В. Хорохонина разместился в селе Петрунь. Второй отряд под командованием члена Тобсеввоенревкома Сосунова из-за нехватки транспортных средств сильно отстал. Большинство людей брели пешком. Замыкающим этого отряда был транспорт беженцев под охраной 20 военных, возглавляемых 26 – летним командиром Сергиенко. Всего отряд насчитывал 70 человек.

Началась распутица, большинство упряжных и вьючных оленей пали от изнурительной дороги. В деревне Ошвор, состоящей всего из шести дворов, отряд Сергиенко встал на отдых. Добравшись до реки Усы в Коми, беженцы решили, что самое трудное и опасное уже позади. Утомленные преодолением больших расстояний по глубокому снегу, больные, обмороженные люди разместились в трех домах, один из которых находился несколько в стороне от остальных. В сторону перевала, который отряд миновал, был выслан дозор из местных жителей. Но командование отряда не учло крайне негативное отношение многих местных жителей к советской власти. Поэтому, встретив возле перевала отряд особого назначения, сформированный в Обдорске из повстанцев-сибиряков и отправленный в погоню за отступавшим обозом красных, охотники-зыряне ночью провели его в деревню.

Рано утром 14 апреля 1921 года место стоянки красного обоза окружили со всех сторон, и началась бойня. Сибиряки расстреливали всех проснувшихся и пытавшихся спастись бегством. Часть красноармейцев вступили в бой, но у них закончились патроны. Красноармейцев догоняли и убивали. Тех, кто сдался в плен, позже расстреляли у реки. Не желая сдаться в плен, покончили с собой бывший балтийский матрос Митрофан Карпов и его жена, а также Митрофан и Мария Карионовы. Только нескольких пленных отвели в Обдорск, где позже их также замучили и расстреляли.

Количество жертв ошворской трагедии установить так и не удалось. Позже посланный на место трагедии отряд лыжников-красноармейцев нашел и захоронил около Ошвора тела 36 человек. Но это были далеко не все погибшие, многие трупы найти просто не удалось. В книге Богданова «Разгром западно-сибирского кулацко-эсеровского мятежа 1921 года» говорится о том, что «из отряда спаслись всего три человека, раздетые, голодные, они на четвертый день чудом добрались до села Петрунь..»

О таком развитии событий свидетельствуют почти все из немногих документов об Ошворской трагедии.

Сохранилось воспоминание одного из выживших бойцов Матвея Витязева. Вот что он писал: «Олени были настолько изнурены, что, доезжая до деревни Лабытнанги, что в 20 верстах от Обдорска, оленей одного за другим приходится выпрягать, и таким образом до деревни Ошворье дошли почти пешком. Здесь отряд должен был отдохнуть от невероятного утомления. Опасности как будто и не было, но на самом деле она была. В Ошворье расположились для отдыха хотя бы на одни сутки. Была послана разведка в составе 2-х человек за выяснением, нет ли за нами преследования со стороны бандитов. Но, увы, в разведку оказались посланными такие люди, которые записались в наши ряды с целью вредить нам. И вот один разведчик вернулся с разведки, говоря, что ничего им не замечено, другой же разведчик, так называемый Молния Иван, притворился больным, оставаясь в чуме, который был уже занят бандитами, рассказал им, бандитам, о положении у нас.

Находящийся в Ошворах отряд спит. Рано утром, чуть начинает рассветать, в избе, в которой находился первый взвод, случилось нечто: вроде скоро отстреливают со всех сторон. Пули так и визжат, пробивая стену. Изба окружена бандитами, высунешься в окно – как нет человека. Первым через окно был убит комвзвода товарищ Сергиенко, во взводе паника, отстреливаться нельзя. Наконец командиром 1-го взвода товарищем Галишниковым была подана команда: «В цепь за мной!» По глубокому снегу, выход дверей обстреливался бандитами перекрестным огнем так, что кто высунется в двери, тот и падает убитым от пули бандитов. Первым пал командир, которому пуля попала прямо в череп, и ряд других товарищей постигла та же участь. Из общего числа бойцов взвода 45 человек вышли живыми только 17 человек.Остальные товарищи выбыли из наших рядов навсегда. Вечная память погибшим товарищам в деревне Ошворы».

А вот воспоминания еще одного выжившего красноармейца И.В. Яркова, который в числе 22-х человек был расквартирован именно в третьем доме, на расстоянии 400 метров от двух других домов: «Ночью нас разбудила стрельба, мы в окружении, едва выбрались в лес, кто в чем спал, отошли километра три, все мокрые… Некоторые стали звать, выходить на дорогу, большинство отказалось, тогда выделилось шесть человек… только вышли на дорогу, их окружили бандиты, ездившие на трех нартах, увезли в Ошворы… Мы же остались в лесу, сидели двое суток без пищи. Были вынуждены зарезать бежавшую с нами собаку, и мясо съели сырым. На третий день на нас наткнулась наша лыжная разведка,… Таким образом, из 80 человек третьей полуроты нас осталось в живых 17 человек».

Каратели расправились с захваченными в плен красноармейцами и беженцами, в том числе женщинами и детьми. Победители издевались над ними, а потом расстреливали, причем жестокость одинаково распространялась и на красноармейца, и на ребенка.

Свидетельницей расправы была К.Г. Попова, муж которой покоится в Ошворской братской могиле: «Расстрелом руководил главарь бандитов Фурлет-вань. Он и список составлял – устанавливал очерёдность, кого расстреливать. Одну женщину бандиты зарубили топором. Раненому бойцу накинули на шею петлю, привязали нартам и погнали оленей… На моих глазах вытащили из дома сына Ефима, раненых Назара Филатова и Пантелеймона Попова, тут же расстреляли, не дали похоронить, бросили в Усу.

Чудом остался в живых И. Мунарев, один из шести, вышедших из леса на дорогу. Раненый во время расстрела в голову, он был проткнут штыком и сброшен в яр, но сумел выжить. Ночью ползком перебрался в баньку, где его обнаружила Шереметьева, муж которой был убит. Она перевязала раненого, спрятала, а ночью на собаках отправила в Петрунь».

Фамилия Шереметьев не упоминается ни в одном из списков погибших, возможно, его тело было сброшено в реку Усу.


Жертвы Ошворской драмы

Общее количество погибших в Ошворе установить так и не удалось. Большую работу по восстановлению событий в этой глубинке в 1960-е годы прошлого столетия провели участники боёв в Заполярье. Лишь тогда они смогли установить фамилии и имена 27 человек, погибших апрельским утром 1921 года или замученных позднее.

Вот фамилии и имена, высеченные на памятнике братской могилы, на берегу реки Уса:

«Борцам за Советскую власть апрель 1921г»

1 Сергиенко командир 2 Галишников М комиссар
3 Артеева 4 Бабиков Ф
5 Барабанщикова Е 6 Добровольский Я
7 Долганов 8 Домнин
9 Домнина 10 Еремеев
11 Кабакин 12 Карионов
13 Карионова М 14 Ландо Д
15 Мещеряков С 16 Мещеряков И
17 Москвитин П 18 Осипов Ф
19 Попов Е 20 Попов М
21 Сметанин 22 Соколов Л
23 Терентьев И 24 Филатов Н
25 Худяков 26 Чехомов
27 Шмигельский А

Из воспоминаний очевидцев стали известны некоторые данные о погибших: Сергиенко, командир отряда, русский, беспартийный; Михаил Галишников, заместитель командира, 50 лет, член РКП(б), член Обдорского РИКа, русский; Попов, 30 лет, рыбак, член РКП(б), русский; Домник, 45 лет, член РКП(б) (фамилию Домник мы на обелиске не обнаружили, может, это описка, а может это был Домнин) ; Домнин, член РКП(б), коми; Еремеев, советский работник; Карпов Митрофан, матрос, русский, член РКП(б) (этой фамилии также нет на обелиске) ; Кабакин, Худяков, Диагонов – красноармейцы Березовского или Сургутского отрядов (Фамилию Диагонов мы тоже не обнаружили на памятнике) ; Артеева, 29 лет, беспартийная; Сметанин, 18 лет, боец, коми; Назар Филатов, 18 лет, комсомолец, русский; Федор Бабиков 17 лет, комсомолец, русский; Дмитрий Ландо, 18 лет, комсомолец, хант, - красноармейцы; Соколов Лаврентий – хант; Петр Москвитин, возчик отряда и его жена; Елена Барабанщикова, 20 лет, медсестра, русская, комсомолка; Анна Дудникова, 18 лет, русская, комсомолка.

Весть о расправе в деревне Ошвор вызвала панику среди беженцев, которые продолжали спасаться от мятежников в Обдорске через перевал в Уральских горах, как раз там, где сейчас проходит железная дорога на Лабытнанги. Люди спешно бежали вниз по реке Усе, бросив практически все имущество. Это и спасло их от уничтожения, так как каратели из Ошвора выслали отряд для поимки и уничтожения беженцев.

Но и сами повстанцы – каратели не ушли от возмездия: позже все они в количестве 20 человек были уничтожены лыжниками – красноармейцами. Эти же бойцы подобрали и захоронили на в Ошворе тела 36 человек. Найдены и преданы земле были далеко не все, потому что прочесывать окрестности деревни и близлежащего леса было тогда невозможно.

Все другие отряды, направлявшиеся из Обдорска на Печору, достигли цели. Из Сибири удалось вывезти значительные ценности, в том числе золото и пушнину. Они были сданы представителям советской власти в Архангельске.


Увековечивание памяти - как это было

В ноябре 1966 года, спустя 45 лет после трагедии, М.В. Хорохорин (Приложение 6) от имени участников этих событий обратился в Коми обком КПСС и Совет Министров Коми АССР с просьбой увековечить память сибиряков, погибших в 1921 году в деревне Ошвор, установить на их братской могиле обелиск. Воркутинцы не стали ждать, чем закончится переписка в столице края. Работа велась в нескольких направлениях. 11 февраля 1971 года в газете «Заполярье» был объявлен конкурс: «Исполком Горняцкого районного Совета депутатов трудящихся и РК ВЛКСМ с 20 января по 1 мая текущего года объявил открытый конкурс на лучший проект мемориала братской могилы. Он будет воздвигнут к 50-летию Коми АССР на месте гибели 70 героев, погибших во время гражданской войны на станции ОШ-ВОР» (Приложение 7).

Затем, накануне 50-летия Советской власти, Ошворской трагедией заинтересовались красные следопыты Воркутинского дворца пионеров, которыми руководила Т. Цуциева. Первые поиски ребят были неудачными, но после того как они разыскали М.В. Хорохорина – командира первого отряда, добравшегося до села Петрунь, стали известны некоторые фамилии. В одном из писем М.В. Хорохорин написал следопытам следующее: «Вы очень хорошо сделали, что взялись за поиски участников Ошворской трагедии. В.И. Ленину в момент разгрома контрреволюции иностранной интервенции и белогвардейцев писали, что этого подвига никогда не забудет не только советский народ, но и пролетариат и трудящиеся всего мира» (Приложение 8).

В 1967 году комсомольцами и пионерами Воркуты на братской могиле был установлен первый временный памятник. Владимир Андрианов в то время возглавлял комитет комсомола Воркутинского отделения Северной железной дороги, крупнейшей организации в городе. Большое внимание комитет комсомола уделял военно-патриотическому воспитанию. Молодые следопыты этой организации нашли место расстрела 14 апреля 1920 года группы красноармейцев и партизан. «Позже по моей просьбе в локомотивном депо Воркута изготовили памятник-пирамиду и покрыли оцинкованной жестью. На нем укрепили бронзовую пластину с надписью. В апреле 1967 года мы установили этот памятник в Ошворе. В последующем в воркутинском горкоме партии я не однажды поднимал эту тему, пока в 1977 году памятник не установили на самой станции Ошвор» .

5 ноября 1977 года «в честь 60-летия Великого Октября» по решению Воркутинского горисполкома на станции Ошвор был воздвигнут памятник борцам за Советскую власть в годы гражданской войны (скульптор И.В. Пылаев) (Приложение 9). Это большой обелиск, увенчанный горельефом красноармейца в буденовке. Надпись на обелиске гласит: «Вечная память героям красноармейцам, павшим в борьбе за Советскую власть у деревни Ошвор 14 апреля 1921 года». Высота обелиска - 12 метров. Большую помощь в создании монумента и благоустройстве территории для памятника оказал коллектив строительно-монтажного поезда № 242. Почетными гостями на открытии памятника были секретарь Воркутинского горкома ВЛКСМ Анна Александровна Удалова, зав. райсобесом Горняцкого райисполкома Антонина Иннокентьевна Ермакова, директор горно-механической школы, член совета ветеранов при горкоме комсомола, участник Великой Отечественной войны Иван Иванович Попов. Все они выступили с приветственными словами в знак глубокого уважения героям, отдавшим свои молодые жизни защите Советской власти» (Приложение 10).

Спустя десять лет, 17 июля 1987 года, воркутинцами на братской могиле погибших 14 апреля 1921г. установлен памятник (автор И.В. Пылаев). Высота памятника - 3,7 м. Он представляет собой застывшее пламя на срезе, которого находится плита с именами погибших, всего 27 фамилий. В 1985 году второй секретарь горкома ВЛКСМ Александр Ежов организовал комсомольцев на трудовой десант «Память». Ими было обустроено и озеленено место, где похоронены красноармейцы. В декабре 1986 года Горняцкий райсовет вынес решение об установлении постоянного памятника на могиле, где похоронены бойцы за Советскую власть. Большой личный вклад в выполнение данного решения внесла заместитель председателя райисполкома В.Г. Рябинина.

Рабочие завода железобетонных изделий за счет общей экономии материальных ресурсов изготовили памятное надгробие и плиты, а железнодорожники Воркутинского отделения Северной железной дороги и управления «Воркутапогрузтранс» обеспечили их доставку на станцию Ошвор. Тракторист совхоза «Победа» Виктор Шелехов перевез конструкции от станции на берег Усы, к будущему месту установки памятника. Также к установке памятника подключились шахтеры 9 участка шахты «Воргашорская» Олег Гречухин, Сергей Козлов, Анатолий Кувалдин, с собой они еще привезли подшефных десятиклассников школы № 29. Помощь ребят оказалась очень действенной. 1 ноября 1987 года памятник был торжественно открыт. Для этого был организован специальный поезд «Память», украшенный лозунгами и транспарантами. На митинг могли поехать все желающие.

Если на разъезде за обелиском ухаживают воркутинские железнодорожники, то памятнику на братской могиле с шефами не повезло. Вплоть до конца 1990-х годов, пока не произошел развал СССР, за могилой следили комсомольцы, школьники, шахтеры. Сейчас же памятник в плачевном состоянии.

О том, как шефствовали над братской могилой старшеклассники 29 Воргашорской школы, мы узнали из разговора с заместителем директора гимназии № 1 Ниной Ивановной Зиминой. В 1986-88 годах она была учителем математики в школе № 29. В конце сентября 1988 года семиклассники школы вместе с шефами - шахтерами ездили на Ошвор с целью уборки братской могилы. На берегу реки Олег Гречухин рассказал школьникам о трагедии, произошедшей на этом месте. Дети затаив дыхание слушали своего старшего товарища. Потом провели трудовой десант, прибрали могилу, побелили памятник. Вечером на рабочем поезде отправились в Воркуту. Нина Ивановна посетовала, что у нее не сохранились фотографии с этого похода.

Следующим нашим собеседником стал Евгений Николаевич Окунев – один из старейших туристов нашего города. Он рассказал нам, что в 1987 году на берегу Усы в районе бывшей деревни Ошвор проводился «первый республиканский слет самодеятельной песни». Слет проводился под эгидой Горкома ВЛКСМ, непосредственно инициатором этого мероприятия был второй секретарь горкома Александр Ежов. На слет были приглашены туристы из Карелии, Ленинграда, Москвы, Сыктывкара. Всего слет длился 3 дня, в его программе был митинг под названием «Память». Евгений Николаевич рассказал и поделился фотографиями. Из рассказа и фотографий мы узнали, как выглядел временный памятник на братской могиле (Приложение 11).


Выводы

Заканчивая наше исследование, мы задаемся вопросом: усвоены ли нами, современным поколением, уроки прошлого? Или мы, россияне, из века в век будем наступать на свои же кровавые грабли?

Коррупция, поразившая все сферы жизни нашего общества, суды, ставшие инструментом чиновничье-бюрократического аппарата и подавления инакомыслия, недоступность качественного медицинского обслуживания для основной массы населения, платное обучение, взлет цен и, самое главное, все углубляющаяся пропасть между богатыми и бедными - все это вместе ПРЕДПОСЫЛКИ неустойчивости в нашем обществе, несмотря на кажущуюся стабильность.

Чем больше предпосылок, тем благодатнее почва для коммунистической идеологии. И тогда… рецидивы гражданской войны и крестьянского бунта, как скелеты из шкафа, замаячат со всей очевидностью. Вновь выйдут из тени начальник караула Железняков и комиссар…

Мы понимаем, что не до конца исследованы страницы гражданской войны, а в некоторых случаях обнаруживается откровенная фальсификация исторических событий. В ряду таковых и Ошворская драма (Приложение 12).

Мы возлагаем особые надежды на мероприятия по восстановлению памятника в селе Ошвор Республики Коми. Требуется его серьезная реставрация, а при отсутствии финансовых средств и соблюдении требований к реставрации, так как памятник является культурным наследием, в данной ситуации сейчас нам необходимо как можно шире привлечь к данной проблеме общественное мнение.


Литература и источники

  • Атлас Республики Коми. Москва 2001
  • Воркута-город на угле, город в Арктике. Второе дополненное научно-популярное издание/Отв. Редактор-составитель д.б.н. М.В. Гецен. Сыктывкар 2011
  • Л. Кызъюров Дым Отечества 30 апреля 2011 г
  • Равиль Нигматуллин / 19.11.2012 «Кулацко-эсеровский мятеж» 1921 года – как это было (интернет ресурс)
  • И. Волков «Революции опричник» 1956
  • Богданов М.А. Разгром Западно-Сибирского кулацко-эссеровского мятежа 1921г.-Тюмень, 1961
  • фонд 4048, опись 1, дело №11: «Витязев Матвей - боец отряда особого назначения, участник подавления кулацко-эсеровского мятежа на Обском Севере. Воспоминания.
  • А.А. Попов Ошворская трагедия Родники пармы: науч.-попул. сб. Сыктывкар 2000 С. 40-43
  • Т. Саваторова «Заполярье» ноябрь 1977г
  • «Заполярье» 11 февраля 1971г.
  • Г. Волкова «Заполярье» 7 ноября 1977г.
  • «Заполярье» ноябрь 1977г
  • Артур Артеев Республика 27 апреля 2016 «Трагедия у Медвежьего леса» интервью В. Андрианова

Приложение №1

Экспедиция 2012г. краеведов МОУ «СОШ № 14»

Экспедиция 2012г. краеведов МОУ «СОШ № 14»

Экспедиция 2012г. краеведов МОУ «СОШ № 14»


Приложение №2

Карта воркутинского района деревня Ошвор.

Карта воркутинского района деревня Ошвор.


Приложение №3

Ж\Д станция Ошвор

Ж\Д станция Ошвор


Приложение №4

Поездка на Ошвор сентябрь 2016г.

Поездка на Ошвор сентябрь 2016


Приложение №5

Приложение №5

Приложение №5

Приложение №5

Приложение №5

Приложение №5


Приложение №6

Историческая справка М.В. Хорохорин

С 11 лет работал по найму. Служил солдатом, затем унтер офицером. В 1919г. вступил в Красную Армию. Был Уездным военным комиссаром, военным прокурором, помощником краевого прокурора, в 1936-1937 гг. был ректором Свердловского и Всесоюзного юридического заочного института. А далее ответственным работником комитета по делам высшей школы СНК СССР.


Приложение №7

Приложение №7

Приложение №7


Приложение №8

Приложение №8


Приложение №9

Скульптор Пылаев И.В. Автор обелиска и памятника.

Приложение №9


Приложение №10

Приложение №10


Приложение №11

Окунев Евгений Николаевич Мыс Шмидта 2016г.

Приложение №11

Ошвор 1987г. «Первый республиканский слет самодеятельной песни».

Приложение №11

Приложение №11

Приложение №11


Приложение №12

И. Волков в книге «Революции опричник» в 1956 году пишет следующее: «Рассказы об Ошворском побоище я слышал от участников боя, например, от комсомольца Мефодия Войцеховского работавшего потом мотористом Обдорской радиостанции, и от лиц, не бывших свидетелями события, но тоже эвакуированных за Урал. К сожалению, отрывочные записки этих рассказов были мною утеряны еще в 1924–25 г. г. , а беспощадное время стерло из памяти многое из того, что когда–то прошло через сердце, но не закрепилось, поскольку не было пережито лично. Да и тогда, в 1921 году, у меня не составилось цельной картины происшедшего в Ошворе. Рассказы передавались из вторых и третьих рук, обрастали домыслами и доводами рассказчиков, варьировались по–разному. А потом, через десятки лет я уже не мог припомнить ни детали этого события, ни его участников, хотя одно время пытался написать о нем рассказ или повесть. Только сейчас, в 1956 году, получив от Салехардского писателя Истомина черновую запись рассказов об Ошворе, сделанную им со слов М. Войцеховского, Ир. Дьячковой, Анд. Сметанина, Копшаева и других участников отступления наших отрядов за Урал, я смог припомнить многое из когда–то слышанного и записанного. Привожу эту запись, поскольку большинство подробностей, упоминаемых в ней, подтверждаются моей памятью».

Это в подтверждение того, что многие факты событий Ошворской трагедии были искажены.

Михаил Хорохорин в 1958 году корректировал рассказы И.Волкова: «Стр. 69. Описание Ошворских событий содержит много неточностей, вымысла и ошибок.

Наши отряды из Обдорска за Урал вышли одновременно. Впереди шли разведка, боеспособные отряды, потом беженцы, госпиталь (У нас один госпиталь и один лазарет), затем опять боеспособные отряды. Количество красноармейцев (100), указано неправильно, их было больше 400-500. Трудности перевала через Урал относятся не к отряду Сосунова, коего существовало как отдельной единицы, а ко всем нашим отрядам, отходящим за Урал. (с.69).

Все три члена Тобсеввоенревкома: Сосунов, Хорохорин, и Сирота во главе в какой-то мере вооруженных и боеспособных отрядов, оказались впереди всех, в селах Абезь и Петруни, а позади их по всей верхней Усе застряли группы эвакуированных, безоружных и лишенных средств передвижения».

Стр. 92. «При отступлении из Обдорска он был командиром взвода (Сергеенко М.Х.) комсомольского отряда и оказался во главе Ошворского отряда лишь вследствие преступной беспечности наших начальников в лице Сосунова, Сироты, Туркеля (о роли последнего может ошибаюсь), бросивших на произвол судьбы в горном проходе - беззащитную, почти обезоруженную не имевшую ни военного опыта, ни средств передвижения неорганизованную группу из полуподростков 16-17 лет. стариков и женщин». Здесь много надуманного и искажено. Сироты, как уже отмечал среди нас не было.

Хорохорин и Сосунов не оказались впереди всех как пишите Вы, в чем странного ничего не было, если был это было так, так как бандиты были впереди наших отрядов. На самом деле впереди двигались боеспособные отряды (относительно боеспособные, ибо 3-х линейных винтовок было мало и очень мало патронов), затем беженцы и госпиталь, прикрываемые нашими отрядами.

Вскоре началась распутица, транспорты едва тащились по талому снегу и льду. Большинство оленей пало, в упряжках вместо 2 и 4 оленей нередко оставалось по одному. Уцелевшие олени истощены и едва стояли на ногах. Они уже несколько дней не видели корма. Люди идут пешком по колено в ледяной воде. У нас были женщины, старики, больные и раненые. И все они должны помогать оленям тащить груз или седоков. Транспорты растянулись на десятки километров. Связь поддерживать с ними невозможно, хотя мы и пытаемся это сделать.

В ближайшей зимовке берем несколько собак, но это нам мало помогает. Нам нужны свежие тысячи оленей и сотни собак, но их достать здесь на дороге по р. Усу невозможно. Некоторые упряжки остаются без оленей. Организуется помощь для подтягивания отстающих обозов. Я шел, как и все мужчины и многие женщины, вместе со всеми по колено в воде.

В такой обстановке и была оставлена небольшая группа беженцев в д. Ошвор, т. к. У них пали олени и ехать дальше было не на чем. Для их охраны оставлено полутораста под командой Сергеенко. Нужно ли и можно ли оставить для охраны беженцев больше бойцов, чем это было сделано? Если учесть, что кроме группы людей, оставшихся в д. Ошвор, у нас были больные и раненые и более 500 беженцев, станет ясно, что командование поступило правильно и целесообразно.

Странным выглядит утверждение, что отряд Сергеенко был почти не вооружен, а бойцы почти все были мальчики. Отряд Сергеенко был вооружен так же, как и все наши отряды, не лучше и не хуже, а наши отряды были плохо вооружены.

Автор сам себя противоречит, когда в одном месте пишет, что «половину отряда, составляли комсомольцы Обдорского отряда внутренней охраны, в том числе девушки и старики (с. 70), а в другом приводит список лиц, погибших в Ошворе (с. 79-80), где названы в большинстве люди среднего и старшего возраста, неоднократно участвовавшие в боях: Сергеенко - 25 л. /Попов/20 л. /, Домник / 45 лет/, Карпов/25 л. /, Мунарев 24 г., красноармейцы; Кобакин, Худяков и Долганов и др. Многие из них - члены партии большевиков. То, что в отряде Сергеенко были комсомольцы в возрасте 17-18 лет не можем характеризовать отряд только с отрицательной стороны. Наоборот, это является положительным моментом. Известно, что лица мужского пола, достигшие 18 лет, призывались в Красную Армию. Нельзя считать и командира отряда Сергеенко, 26 л. слабым и беспомощным, как об этом написано с. 92. Сергеенко принимал участие в борьбе с бандитизмом несколько месяцев и приобрел известный опыт, о чем свидетельствует следующее: «Сергеенко, чтобы обезопасить лагерь от внезапного нападения, в сторону перевала послал разведку». Но разведчики оказались предателями.

Стр. 78 и 7. Это вариант больше похож на правду, чем другие варианты, хотя они и привлекают своим героизмом, но так же нуждается в уточнении. Отряд высланный по моему приказанию в Ошвор для преследования бандитов, уже не застал их там. Наш отряд кроме первого задания должен был произвести разведку о местонахождении бандитов, что он и сделал. Был обнаружен транспорт под охраной небольшого числа бандитов. Этот транспорт, как я помню, был захвачен нашим отрядом. Сколько при этом было убито бандитов - не помню. Кто был назначен командиром отряда, направленного для преследования бандитов в д. Ошвор, не помню. Наш отряд прибыл в д. Ошвор не через 10 дней, как сказано на стр. 78, а раньше, не позже как через 4 дня после набега бандитов. Уместнее называть события в Ошворах не побоищем, а просто расправой или подобным синонимом.

Стр. 81 «Особенно активно действовал Сосунов с бывшим отрядом лыжников. Он носился на пароходике, вооруженным двумя пулеметами. «Кольта» по Усе и ее притокам, безжалостно уничтожая гнезда повстанцев. Местные мятежники трепетали от одного упоминания его имени и прозвали его «Красный каратель».

Это изложение представляет сплошной вымысел. Действительно наши отряды сказали местным властям известную помощь в борьбе с бандитизмом в Печерском крае. Сам факт пребывания наших отрядов в течение апреля-июня на территории Печорского уезда оказался сдерживающим фактором. Бандиты действовали мелкими шайками и больших операций по близости от нас не предпринимали. Наши отряды получали оперативные задания от меня. Сосунов особого участия в этой борьбе не принимал, хотя на пароходе по Усе и путешествовал.

С Сосуновым как членом военревкома я работал в контакте, однако произошел следующий случай. С наступлением навигации и получением подкрепления оружием и боеприпасами от Печерского уездвоенкома мы стали готовиться к походу на Тобольский Север. Сосунов предложил идти в Обдорск по старой дороге, по которой мы пришли на Усу или несколько севернее ее. Возникли другие варианты: идти через Урал южнее, использовать течение рек и выйти к Березову. Нужно было решить, как быть с ранеными, больными женщинами и детьми.

Для решения этого вопроса мы решили созвать совещание с участием командиров, политработников и партийно-комсомольского актива. Совещание высказалось за поход новыми более южными путями через Печору, Шугор, Сосьву и т.д. Всех непригодных к походу, а также и женщин решили эвакуировать более доступными и безопасными путями. Однажды, недели за две до нашего выступления в поход мне доложили, что Сосунов взял человек 30 из Обдорского отряда, радиоприемник, а с ним Михайлова и Донскова и уехал неизвестно куда.

/М. Хорохорин/
«__» марта 1958 г.
г. Москва


Приложение №13

Состояние памятника на братской могиле в июле ему исполнится 30 лет.

Приложение №13

Приложение №13